Порошенко нужна автокефальная церковь, как символ своей победы

Порошенко нужна автокефальная церковь, как символ своей победы

На Украине раскол и столкновение верующих превратились в инструмент политтехнологий. В своей предвыборной кампании и попытке спасти низкий рейтинг Порошенко решился разыграть религиозную карту по максимуму. Киев разворачивает медиа-кампанию, в которой церковным раскольникам отведена главная роль.

«Все привозят нам в мешках: мешки с рисом, с гречкой, коричневые мешки — это макароны».

Продукты, одежда, детские игрушки — это все — гуманитарная помощь для беженцев с Украины. Уже четыре года церковь помогает тем, кто бежит от войны

«Я приехала с маленьким пакетом. И все, что по сегодняшний день — мне помогает отец Евгений. Для веры нет границ. Мы — православные», — рассказывает Екатерина Янкович.

Здесь в паспорт не заглядывают, на гражданство не смотрят. Один народ. Одна история. Да и страна когда-то была одна.

Памятники, конечно, внешне разные — в Киеве на Владимирском Валу и здесь, в Москве, на Боровицкой площади, но князь все тот же — Владимир. Это наша общая история: создал единое государство — Русь, верой православной объединил разрозненные славянские племена. То, что сегодня киевская власть пытается разрушить, разжигая теперь уже религиозную ненависть и вражду.

Президент Порошенко — беснуется. Начал с языка — пытался вытравить русскую речь из сознания украинцев, несколько раз переписывал историю, доходя до абсурда. Покушался на культуру. И вот добрался до религии.

«Я ставлю перед собой задачу сделать все, чтобы на Украине была поместная автокефальная Украинская православная церковь», — заявил Порошенко.

Церковное обострение у Порошенко — это его последний шанс понравиться народу. Ведь до выборов осталось меньше года. А рейтинги действующего президента — падают на глазах.

«История президентства Порошенко — это история проигрышей. Ему нужны какие-то выигрыши, он хватается за все, что можно», — говорит Евгений Кожокин, проректор по научной работе МГИМО МИД РФ.

«То, что он хочет сделать — это создать карманную политическую церковь, которая будет исполнять его или его хозяев указания», — уверен протоирей Андрей Новиков, настоятель храма Живоначальной Троицы на Воробьевых горах.

Петра Порошенко трудно назвать глубоко верующим человеком. К людям воцерковленным он относился с презрением.

Его предвыборный шаг к церкви — не ради веры, в угоду политике. Хотя сам Порошенко продвигает этот проект как народный. Мол, Украине нужна своя церковь. Он потому и обратился к Вселенскому Патриарху Варфоломею с просьбой выдать Томас об автокефалии.

Из беседы с местным населением: «Вам лично нужен томос об автокефалии для православной церкви в Украине? — Нет. — А что это? Мы же не знаем! Мы бы сказали вам правду, если бы знали! Просто президент Порошенко говорит, что это — мечта нации… Видимо, президент Порошенко живет немного в другой реальности. Так он говорит, и НАТО нам нужно. А кому оно надо?»

Порошенко верит в свой божественный план. Но такое вряд ли произойдет: ведь единая поместная церковь в Киеве уже есть — украинская православная Московского Патриархата.

«Нас всегда объединяла Русская православная церковь, я подчеркиваю, именно Русская. Потому что в средневековье русские и православные были синонимы. Для нынешних украинцев православие тоже является основной верой», — считает Александр Ужанков, профессор, доктор филологических наук.

Вопреки стараниям Порошенко, православие и сегодня объединяет русских и украинцев. По Благословению Патриарха Московского и Всея Руси Кирилла на каждой воскресной литургии верующие молятся о мире на Украине.

22:26