Гибель журналистов в ЦАР два дня спустя: картина происшествия еще не полная

Гибель журналистов в ЦАР два дня спустя: картина происшествия еще не полная

МОСКВА, 1 авг – РИА Новости. Второй день попыток восстановить полную картину трагической гибели трех российских журналистов в Центральной Африканской Республике пока принес лишь относительный успех, на многие вопросы еще предстоит найти ответы. При этом сама история в очередной раз подстегнула в российском обществе дискуссии о важности обеспечения безопасности журналистов, работающих в «горячих точках».

В ЦАР 30 июля погибли Кирилл Радченко, Александр Расторгуев и Орхан Джемаль, о происшествии стало известно во вторник. У погибших при себе были просроченные журналистские удостоверения различных СМИ. СК РФ возбудил уголовное дело по статье «убийство». Посольство РФ занимается вопросом транспортировки тел погибших российских журналистов на родину, это произойдет в ближайшие дни.Семнадцать группировок, девять нападавших

Преступления не всегда раскрываются «по горячим следам», особенно когда речь о такой сложной с военно-политической точки зрения стране, как ЦАР. Поэтому отсутствие понимания того, кто и зачем убил россиян, вполне объяснимо.

Как рассказал РИА Новости исследователь, специалист по Африке Тьерри Виркулон из института международных отношений IFRI, в ЦАР действует порядка 17 вооруженных группировок. При этом он отметил, что район происшествия считается «не самым опасным в ЦАР», откуда «уже давно не приходило каких-то особых новостей». По его мнению, в районе, в котором были найдены тела, активны как вооруженные группы «Анти-Балака», так и группировки, связанные с «Селека». Более того, за нападением могу стоять «люди, которые пришли из другой страны в этом регионе».

«Пока не так много информации о том, кто может стоять за этим нападением, то есть определить нападавших трудно», — отметил эксперт.

Виркулон предположил, что речь может идти не только о попытке грабежа, что называют мотивом нападения ряд экспертов и журналистов, но и о попытке похищения, которая закончилась трагично. Также он отметил, что это первый случай расправы над журналистами с 2014 года, когда в районе Буар в ЦАР была убита французская журналистка Камиль Лепаж.

Единственной официальной информацией, которая дает хоть какое-то представление о нападавших, является заявление министра массовых коммуникаций и официального представителя правительства ЦАР Анжа Максима Казаги. Международная организация «Репортеры без границ» в своем пресс-релизе привела его слова о том, что нападавших было девять человек в тюрбанах, не говорящих ни на французском, ни на санго.

Руководитель «Центра управления расследованиями» Андрей Коняхин заявил РИА Новости, что на автомобиле, в котором ехали журналисты, когда произошло нападение, стоял видеорегистратор и он мог заснять происшествие, но пока неизвестно, уцелел он или нет.

В Госдуме между тем рассчитывают, что спецслужбы ЦАР помогут РФ установить точную причину трагедии. «Я абсолютно уверен, что спецслужбы Центральноафриканской республики окажут максимальное содействие в поиске, очевидно, бандитов, которые напали на группу наших журналистов. Хочется отметить, что специфика Африки такова, что нужно очень аккуратно работать. Очевидно, это был простой грабеж», — заявил РИА Новости зампред комитета Госдумы по международным делам Алексей Чепа.

Что снималиКак заявляли в «Центре управления расследованиями», который нанял журналистов, целью их командировки в ЦАР было снять фильм о российских военных и гражданских инструкторах в республике.

Этот факт привлек внимание некоторых СМИ, а часть пользователей соцсетей начала спекулировать на этом вопросе. Официальный представитель МИД РФ Мария Захарова охарактеризовала такие спекуляция «околесицей», «увеселительно-развлекательными программами» и «чудовищно непрофессиональными постами».

«Никакой сенсации в наличии российских инструкторов в ЦАР нет, никто ничего не скрывал. Ещё в марте был опубликован ответ заместителя официального представителя МИД на тему работы российских военных и гражданских инструкторов в ЦАР», — написала она в Facebook.

К посту Захарова прикрепила ссылку на заявление МИД России, которое датировано 22 марта 2018 года. В сообщении заместитель официального представителя ведомства Артем Кожин заявил, что с ведома СБ ООН в ЦАР командированы 5 военных и 170 российских гражданских инструкторов для подготовки военнослужащих Центральноафриканской Республики.

При этом официальный представитель министерства отметила, что работу инструкторов снимали зарубежные съемочные группы, сообщая о желании сделать репортаж властям ЦАР, которые такую возможность предоставляли.

Кроме того, она отметила, что журналисты, «исходя из места обнаружения тел, двигались совсем не туда, где работают инструкторы». В связи с этим она заявила, что считает вопрос целей и задач работы журналистов открытым.

«Что они делали в ЦАР на самом деле, каковы были их цели и задачи — вопрос открытый. Но у меня такое впечатление, что в этой информационной вакханалии, которую устраивают, правда опять уйдёт на десятый план», — написала Захарова.

Не помогает пониманию целей поездки и тот факт, что, по данным МИД РФ, журналисты оформляли поездку в ЦАР как туристическую, и точных данных о цели их визита нет.

Впрочем, после поста Захаровой заместитель руководителя «Центра управления расследованиями» Анастасия Горшкова вновь заявила РИА Новости, что журналисты снимали фильм «о русских наемниках и российском присутствии в ЦАР».

Странный водитель

Как рассказал РИА Новости руководитель «Центра управления расследованиями» Андрей Коняхин, водитель, который вез российских журналистов и выжил при нападении, достался им от миссии ООН. Но при этом мужчина вел себя «странно».

«Он (водитель) есть в базах французских журналистов, которые там работают, и у нас не было сомнений, но как-то он странно себя повёл, разруливая эту ситуацию, вот и я ребятам сказал: „как-то он очень странно себя ведёт, похоже на наводку“. Они сказали: „да нет, вроде все нормально“. На следующий день поехали, на полпути их расстреляли, водитель остался жив — неожиданно», — заявил Коняхин.

При этом представитель миссии ООН по стабилизации в ЦАР (MINUSCA) Владимир Монтейро заявил, что погибшие журналисты не связывались с миссией.

«Никакие российские журналисты не выходили с нами на связь. Иногда журналисты, приезжающие в ЦАР из разных стран, выходят с нами на связь, когда хотят работать над сюжетами, связанными с MINUSCA. Другие с нами не связываются, поскольку их темы не касаются MINUSCA», — сказал собеседник агентства.

На уточняющий вопрос о том, не поступало ли от россиян просьб об охране или автотранспорте, Монтейро ответил отрицательно.

Долг vs безопасность

Как сообщила Мария Захарова в том же посте, «исходя из полученной от местной стороны информации, они игнорировали предупреждения о том, что покидают зону, которую контролируют местные правоохранительные органы».

Действительно, по версии Global Peace Index 2018 — рейтинга оценки «миролюбия» в странах мира — ЦАР занимает 155 строчку из 163. Ниже в рейтинге — Сомали, Судан, Ирак. На последнем месте — Сирия. Ситуация в ЦАР обострилась в начале декабря 2013 года, когда в столице страны — городе Банги — произошли столкновения между боевиками исламистской группировки «Селека» и противостоящими им повстанцами-христианами «Анти-балака». По данным ООН, за время конфликта до миллиона человек были вынуждены покинуть свои дома, погибли более тысячи человек.

Погибшие журналисты, по данным МИД РФ, имели туристические визы. Однако туризм и ЦАР, опять-таки из-за сложной ситуации с безопасностью, вещи несовместимые. В этом смогла убедиться корреспондент РИА Новости, которой отказались помогать с оформлением турпоездки в ЦАР в пяти туристических агентствах Франции, страны, которая знает ситуацию в ЦАР как никакая другая – республика была французской колонией до 1960 года.

Гибель журналистов вновь подстегнула дискуссии о необходимости обеспечить дополнительные меры гарантирования безопасности работников СМИ в «горячих точках». Так, Общественная палата РФ отметила, что «трагедия побуждает нас обратиться к законодателям с требованием установить правила нахождения журналистов в горячих точках, включая обязательную страховку, вопросы аккредитации, стандарты безопасности, обязать владельцев и редакторов СМИ нести ответственность за судьбу своих сотрудников, которые, рискуя жизнью, освещают события в мире, борясь за идеалы свободы и права человека».

Об этом же говорил глава президентского совета по правам человека (СПЧ) Михаил Федотов. Он напомнил, что закон о работе СМИ в горячих точках был подготовлен Советом еще несколько лет назад, но так и не был принят.

Впрочем, не все согласны, что один закон может решить проблему. Так, зампред комитета Совета Федерации по международным делам Владимир Джабаров обратил внимание, что журналисты въехали в ЦАР по туристическим визам, «не уведомив ни российский МИД, ни местные власти о своей поездке». «В данной ситуации как обязать их надеть бронежилеты? А выплаты компенсаций семьям тоже все не решат, ведь погибли люди», — заявил сенатор.

Джабаров считает, что в данной ситуации ответственность за гибель журналистов должны понести те, кто направил их в страну с опасной обстановкой, не обеспечив при этом их безопасности. Впрочем, в Общественной палате также согласны с этой точкой зрения.

«Хотелось бы получить ответ на вопрос, как и почему наши журналисты оказались одни, с дорогостоящим оборудованием в регионе безвластия, кишащем вооруженными бандитами, став таким образом приманкой и легкой добычей. Почему их работодатели, заказчики репортажа и информации, не озаботились вопросами безопасности и охраны, пожалев денег и ресурсов, фактически обрекли коллег на смерть?» — также говорят в ОП.

С аналогичной мыслью выступил глава Чечни Рамзан Кадыров. «Появилась информация, что командировка не была должным образом оформлена, не имелись на руках соответствующие документы, не было поставлено в известность наше посольство в ЦАР. Если соответствует действительности факт их отправки в ЦАР по туристическим визам, то нужно предъявить строгий спрос и к тем, кто организовал это, зная, что подвергает их жизни реальной опасности», — написал он в Telegram.

Как быть?Военный корреспондент ВГТРК Александр Сладков рассказал РИА Новости, как нужно организовывать работу в рискованных командировках, чтобы гарантировать свою безопасность. Правило номер один – уведомить российское посольство в этой стране.

«Если едешь в „горячую точку“, а тем более в Африку, при этом хочешь добыть информацию и вернуться домой живым, то будь добр — поставь в известность посольство России в этой стране. Они, конечно, будут недовольны тем, что вы туда поедете, но всегда вытащат из беды», — сказал Сладков, освещавший боевые действия и волнения в Ираке, Сирии, Афганистане, Зимбабве, Кот-д'Ивуар и других странах.

Кроме того, Сладков подчеркнул, что залогом безопасности в охваченных войной странах является грамотный проводник, которого что-то связывает со страной, откуда приезжает журналист (бывшее место учебы, работы, родственные связи).

«Нужно искать „концы“ на местности, в частности переводчика, который уже работал с русскими, возможно, учился у нас, ведь многие граждане африканских стран заканчивали наши вузы и военные училища. Если соблюдать все эти правила в Африке, то можно снимать и спецназовцев, и закрытые базы, и общаться с вооруженными колдунами в джунглях. Главное — правильно договориться», — сказал собеседник агентства.

Чтобы доносить эту информацию до большего круга сотрудников СМИ, в Союзе журналистов России готовят предложения по законодательному урегулированию вопросов, связанных с дополнительным страхованием корреспондентов, работающих в зонах боевых действий. Также там не исключат появление в будущем обучающего курса совместно с МЧС, сообщил РИА Новости глава СЖР Владимир Соловьев.

20:19