Скворцова: индивидуальные лекарства от рака не должны быть элитарными

Скворцова: индивидуальные лекарства от рака не должны быть элитарными

В Послании президента речь шла не только о ракетах, но и о медицине, и здоровье. «Важнейшая задача, которая касается каждого, — это доступность современной качественной медицинской помощи. Мы должны ориентироваться здесь на самые высокие мировые стандарты. В 2019-2024 годах на развитие системы здравоохранения из всех источников потребуется ежегодно направлять в среднем более 4% ВВП. Но стремиться нужно, безусловно, к 5%. В абсолютном выражении это будет означать, что общие объемы расходов на здравоохранение должны увеличиться вдвое. При этом надо найти дополнительные возможности для финансирования, которые не сдерживали бы экономический рост», — заявил Владимир Путин.

Вот это интересная фраза: «найти дополнительные возможности для финансирования, которые не сдерживали бы экономический рост». Какие такие дополнительные возможности? Частная медицина что ли? Будет ли туда входить то, что привычно бесплатно? Где вообще сейчас российское здравоохранение? И чего ждать?

Кто бы думал, что теперь Самашки станут знамениты на весь Кавказ свой новенькой клиникой?!

Новыми достижениями гордятся и сибиряки Алтайского края: здесь провели первую в крае пересадку сердца.

А в Братске, откуда до сих пор ездили в Иркутск, открыт диагностический центр. Теперь в него едут врачи.

И, конечно, Москва. Суперпример медицины будущего. Телетрансляция сложнейших операций.

— Трансляции отсюда идут по всей стране? – интересуемся у министра здравоохранения РФ Вероники Скворцовой.

— Да, отсюда, главная камера здесь, — отметила Скворцова.

— И врачи по всей стране могут смотреть?

— Абсолютно.

— На что нужны ресурсы?

— Если мы говорим о первичном звене, то за 2016-2017 годы мы практически устранили тот ужасный дефицит, который был на селе и в удаленных районах страны по фельдшерско-акушерским пунктам, врачебным сельским амбулаториям.

— От президента вам досталось в Послании за это?

— Нет, президент нам дал задание завершить этот процесс.

Вспомним, что точно сказал глава государства: «За последние годы была проведена оптимизация сети лечебных учреждений. Это делалось для того, чтобы выстроить эффективную систему здравоохранения. Но в ряде случаев административные преобразованиями явно увлеклись. Начали закрывать лечебные заведения в небольших поселках и на селе. Альтернативы-то никакой не предложили. Оставили людей практически без медпомощи, ничего не предлагая взамен».

Действительно, велика Россия и конкретно Сибирь. Например, многие из тувинцев проходят первую диспансеризацию за много-много лет. Около палатки толпятся десятки тоджинцев. У многих — запущенные болезни. В местной больнице нет узких специалистов. Визит красноярских врачей — единственная возможность обследовать свое здоровье.

На медосмотр тоджинцы идут как на праздник. Здесь можно пройти полное обследование. Охотники рассказывают о том, как лечились до сих пор: «Чагу пьем, всякие травки».

«Это абсолютно недопустимо! – возмущен Путин. — Забыли о главном — о людях, об их интересах и потребностях, о равных возможностях и справедливости. Так не должно быть ни в здравоохранении, ни в любой другой сфере».

Что делать с такими ситуациями? На самом деле ответ есть.

Есть еще одна задача, которую и перед собой, перед властью, и перед медиками поставил в Послании президент. Наверное, это был один из самых эмоциональных отрезков всей речи.

«Практически у каждого из нас есть родные, близкие, друзья, которых настигла эта беда — рак. Предлагаю реализовать специальную общенациональную программу по борьбе с онкологическими заболеваниями, активно привлечь к решению этой задачи науку, отечественную фармакологическую индустрию, провести модернизацию онкоцентров, выстроить современную комплексную систему — от ранней диагностики до своевременного эффективного лечения, которое позволит защитить человека. У нас есть такой позитивный опыт», — подчеркнул Владимир Путин.

За этим опытом мы и пришли с министром Скворцовой в московский НИИ имени Герцена. Сначала — в операционную. А потом — туда, где стоит так называемый кибернож.

Такое оборудование потребует по-настоящему многомиллионных вливаний. Но еще недавно такой кибернож был на всю страну один. Сейчас — уже 14. Но требуется еще в два раза больше и киберножей, и установок позитронно-эмиссионной томографии. Откуда же они возьмутся?

«Что касается ПЭТов, то за последние два года мы сдали около 10 частных ПЭТов, то есть Роснано, другие корпорации строят, но с самого начала мы подписываем договор о включении в программу государственной гарантии по государственным тарифам», — рассказала Вероника Скворцова.

— А какой интерес для частников работать с государством в этом смысле?

— Все-таки эти деньги вернутся. Аккуратно, — сказала Скворцова.

— Вы — настоящий врач. Вернутся деньги?

— Они вернутся. Это не же не бесплатная помощь. Она для населения бесплатна, но государство тратит деньги, в том числе, включая и частичный апгрейд и поддержание аппаратуры.

— Тут я уточню: то есть людям это ничего не будет стоить?

— Ничего не будет.

Действительно, не забывая о потребностях фельдшерских пунктов на селе, власти ставят сейчас задачу революционно модернизировать ресурс отечественной онкологии. Однако многое зависит не только от власти и не только от медиков, но и от нас самих.

— Президент в ходе Послания призывал к большой ответственности за собственное здоровье. Ну, есть у нас эта национальная особенность: тяжело люди доходят до врачей. Вот по уму, когда вы запускаете эту национальную программу онкологии, когда реформируете систему диспансеризации, как это должно работать? Работодатель обязан отправлять своих сотрудников на диспансеризацию, люди должны сами свою ответственность повышать? Каким вы видите будущее в этом смысле?

— Я могу сказать, что диспансеризация — часть медицинской помощи. Следовательно, она не может быть никому навязана. Это всегда добровольное действо. Поэтому, конечно, единственный путь — это ответственность каждого человека за свое здоровье. Не должно быть так, как раньше говорили: «Страшно, что-нибудь найдут». Важно, чтобы, если нашли, то в самом начале патологического процесса, когда можно полностью избавиться от него, без последствий жить потом десятилетия. Сейчас изменилась медицина, не должно быть страшно проходить профилактические осмотры, — уверен глава Минздрава.

Благодаря новой формуле диспансеризации за последние пять лет в России уже заметно снизилась так называемая одногодичная летальность. Сейчас только 22% тех, кому поставлен диагноз «онкология», покидают нас в течение года после этого, а было 26-27%. И, напротив, выросла очень важная пятилетняя выживаемость. Сейчас это 55%. Цель — 70%.

А еще есть мечта выйти на массовой производство индивидуальных лекарств для больных раком. «Если это произойдет — безусловно, после клинических исследований — это должно быть достоянием не какой-то элитарной группы, а каждого человека», — считает Вероника Скворцова.

Но общая медицина в России действительно меняется. Если в прошлом году именно «Вести в субботу» показали первый в стране эксперимент по созданию «бережливой», «умной» городской поликлиники в Ярославле, то с тех пор там прошло уже всероссийское совещание, и теперь таких поликлиник открыто уже 300 в 40 регионах.

Недавно — в Бурятии. В новые «бережливые» поликлиники поставят и новое оборудование. Но то — в городах. Однако не будем забывать о медобслуживании и на селе.

На самом деле прогресс, конечно, есть. Медики добираются в глубинку. В начале прошлого года на селе не хватало более 1100 объектов здравоохранения. К концу года — уже только 570. Но надо больше и быстрее. И один из выходов — мобильная медицина, вроде той, что пришла к тувинцам. Съемки «на борту» медицинского поезда в Забайкалье.

«При необходимости мы раскидываем оптоволокно, разворачиваем аппаратуру и консультируем больного — с ведущими специалистами при помощи спутниковой связи», — рассказала Ольга Невидимова, старшая медсестра передвижного консультативно-диагностического центра «Академик Федор Углов».

После Послания президента обеспечение регионов мобильными ФАПами, в частности, на шасси «КамАЗов» — для большей проходимости, было ускорено. Причем, как выясняется, немедленно.

«В тот день, когда было Послание, правительство Российской Федерации выделило деньги и на достройку ФАПов и врачебных амбулаторий, и на закупку мобильных медицинских комплексов», — сказала Вероника Скворцова.

17:58